Фрейдизм отношение к прогрессу

+Список вопросов

  1. Структура и функция методологического знания. Базовые понятия.
  2. Методологические принципы в психологии и современные представления о психологической причинности.
  3. Современные методологические проблемы психологии (объективный метод, единицы анализа, биологическое и социальное).
  4. Современные представления о классической, неклассической и постнеклассической науке.
  5. Возникновение и развитие представлений о психофизическом дуализме. Современные представления о психофизической проблеме.
  6. Охарактеризуйте естественнонаучную и гуманистическую традиции исследования в психологии.
  7. Каковы симптомы кризиса в современной психологии? (сравните различные взгляды).
  8. Состав и структура психологического знания

 

1. Структура и функция методологического знания. Базовые понятия.
Для науки основное назначение методологиче­ского знания состоит в том, что оно выполняет рефлексивную функцию, т. е. функцию интеллектуального средства, позволяющего ученому или практику выйти врефлексивную позициюосознать свои позна­вательные средства адекватность их применения. Для современной науки характерно расширение сферы рефлексии. Одно из основных направлений в со­временной методологии науки — рефлексия познава­тельных средств, имеющихся у ученого, влияние этих средств на познание им объекта.
Э.Г. Юдин выделяет два вида методологического знания — дескриптивную и нормативную методологию.
Дескриптивная методология – охватывает исследования, имеющие характер ретроспективного анализа уже осуществленных процессов научного по­знания. С. Д. Смирнов отмечает, что даже в тех случа­ях, когда мы осуществляем выбор и обоснование на­правления научного исследования, мы опираемся на рефлексию ранее пройденного пути к знанию. Мето­дологический анализ ранее пройденных этапов раз­вития науки выполняет целый ряд функций для развития научного познания. Это:

  • Катализация, стимулирование процесса научного познания. Эта функция методологического знания осуществляется за счет критического осмысления идей, имеющихся в культуре, анализа существующих научных теорий концепций.
  • Организацияструктурирование научного знания как целого за счет его интеграции и синтези­рования, за счет разработки общенаучных средств форм познания общенаучных понятий, категорий, методов, подходов, а также за счет выделения философско-мировоззренческих принципов.
  • Выработка стратегии развития науки, оценка перспективности того или иного научного направления.

Данная функция методологического знания становится особенно важной при планиро­вании междисциплинарных исследований.
В российской философии второй половины XX в. крупнейшими специалистами в области дескриптив­ной методологии можно назвать Б. М. Кедрова, М. К. Мамардашвили, П. П. Гайденко, В. С. Степина.
Нормативная методология играет в науке роль предписаний и норм, направленных на решение ряда организационных проблем научно-исследователь­ской деятельности. По Э. Г. Юдину, она выполняет три основных функции: обеспечивает правильность постановки проблемы (по форме по содержанию), дает средства для решения уже поставленных задач и улучшает организационную сторону исследований. Крупнейшим российским методологом, разрабаты­вавшим нормативные аспекты науки, был Г. П. Щедровицкий. Проблемы нормативной методологии раз­рабатываются Н. Г. Алексеевым, О. С. Анисимовым, П. Г. Щедровицким и др.
Структура методологического знания
Выделяют следующие структурные уровниметодологического знания:

  • Уровень философской методологии;
  • Уровень общенаучных принципов форм исследования;
  • Уровень конкретнонаучной методологии;
  • Уровень методики техники исследования.

Уровень философской методологии представляет собой философские знания, полученные при помощи методов философии разрабатываемые обычно профессиональными философами. Философия выполняет двоякую методологическую роль: «во-первых, осуществляет конструктивную критику научного знания с точки зрения условий и границ его применения, адекватности его методологического фундамента и общих тенденций его развития. Во-вторых, философия дает мировоззренческую интерпретацию результатов науки. Философская методология, становясь неотъемлемой частью мировоззрения психолога, определяет постановку им исследовательских и практических задач, задает наиболее существенные мировоззренческие пред­посылки для видения той реальности, с которой имеет дело ученый или практик, поэтому данный уровень в структуре методологического знания было бы правомерно назвать также философско-мировоззренческим.
Уровень общенаучных общенауч­ных принципов и форм исследования, как отмечают В. П. Зинченко и С. Д. Смирнов, получил развитие лишь в XX в. К нему относятся содержательные науч­ные концепции (например, концепция ноосферы В.И. Вернадского), универсальные концептуальные системы (тектология А. А. Богданова, общая теория систем Л. фон Берталанфи) и некоторые современ­ные общенаучно-методологические подходы (си­нергетика Г. Хакена, концепция автопоэзиса У. Матураны и Ф. Варелы, теория диссипативных структур И. Р. Пригожина), а также  методологические  или ло­гико-методологические концепции — структурализм, получивший широкое распространение в антрополо­гии, этнографии  и  отчасти в психологии  и  психотерапии, системный анализ, логический анализ. Методо­логию системного проектирования Г. П. Щедровицкого также можно отнести к данному уровню.
Уровень конкретно-научной методологии приме­няется к конкретной науке и специфическим для нее познавательным задачам. Методология этого уровня разрабатывается прежде всего специалистами в данной области знания. На этом уровне методологических исследований философские и общенаучные принципы конкретизируются и преобразуются при­менительно к данной науке и той реальности, кото­рую она изучает.
Уровень методики и техники исследования связан с исследовательской практикой. Он представляет собой нормы и требования к приемам ведения исследовательской практической работы. В психологии к нему относятся нормы проведения экспериментально-психологических исследований классификации видов эксперимента, требования к разработке психодиагностических методов и их.
Значение методологического знаниядля псиихологии особенно велико, можно назвать целый ряд причин этому. Прежде всего, к этим причинам относятся особенности психологии как науки. Психология — «наука о самом сложном, что пока известно человечеству» (Гиппенрейтер), наука, в которой сливаются субъект и объект познания. Эти обстоятельства делают психологию наукой, занимающей особое место в системе научного знания. Б. М. Кедров не относил психологию ни к естественно-научным, ни к гуманитарным дисциплинам. В предложенной Б. М. Кедровым схеме психология занимает центральное место в треугольнике, образованном естественно-научными и гуманитарными дисциплинами, которые делятся на социальные и философские. Особое место психологии в системе знания требует особого внимания к методо­логическим проблемам психологии и методологичес­ким аспектам деятельности ученого и практика.
Психология как наука имеет еще одну особенность, заметно отличающую ее от других наук. М. К. Мамардашвили считал, что наука взаимосвязана с культурой в той мере, в которой она воспринята человеком как феномен культуры: «...есть различие между самим научным знанием и той размерностью (всегда конк­ретной, человеческой и, теперь замечу, культурной), в какой мы владеем содержанием этого знания и сво­ими собственными познавательными источниками. Вот это последнее, очевидно, и называется культурой, взятой в данном случае в отношении к науке» (Мамардашвили). Становясь явлением культуры, психологическое знание начинает определять представле­ния человека о себе, своем внутреннем мире, моти­вах, поступках. Методология позволяет оценить, насколько верным путем получены выводы о человеке и насколько адекватно они переданы в культуре. Поэтому методологическое знание имеет большое значение в процессе превращения тех или иных направле­ний психологии в явления культуры.
По мнению В.П. Зинченко, психология в нашей стране развивалась не по естественной логике кризисов, а по безумной логике катастроф. Многие направ­ления отечественной психологии, развивавшиеся в 20-х — начале 30-х гг. XX в., были уничтожены вместе с их создателями. Чтобы проанализировать научное на­следие того времени, необходимы специальные средства научного анализа, которыми располагает методология. Современная психология представляет собой пеструю картину разнообразных, несовместимых, а зачастую отрицающих друг друга теорий и подходов.  Методологическое   знание необходимо для проведения содержательного анализа разнородных теорий и концепций, поиска идей, которыми одна теория или концепция может удачно дополнить другую, для соотнесения между собой понятийных систем, используемых разными теориями.
Основные понятия методологии науки
Базовыми понятиями методологического анализа научного исследования являютсяпредмет исследования, объект исследования, средства исследования и познавательная ситуация.
Предмет исследования – это совокупность объекта исследования и познавательных средств его изучения. Предмет науки для психо­логии — системообразующая категория, поскольку, как очевидно из всей ее истории, система научного знания строилась в зависимости от того, что было признано учеными в качестве предмета науки.
Структура научного предмета (по Щедровицкому Г.П.):

  • Факты, или единицы эмпирического материала; 
  • Средства выражения, среди которых окажутся языки разного типа, математические описания, системы понятий и др.; 
  • Методические предписания и системы методик, фиксирующие приемы научно-исследовательской работы; 
  • Онтологические схемы, изображающие идеальную действительность изучения; 
  • Модели, репрезентирующие частные объекты исследования;
  • Знания, объединяемые в теоретическую систему; 
  • Проблемы; 
  • Задачи научного исследования. 

Объект исследования – область непосредственно наблюдаемой реальности, для которой выявлены устойчивые и необходимые связи между отдельными ее составляющими и закреплены в системе научных абстракций. 
Средства исследования – базовые понятия науки, с помощью которых расчленяется объект исследования и формулируется проблема, принципы и методы изучения объекта, средства получения эмпирических данных, включая технические средства. 
Познавательная ситуация — фундаментальная категория методологии науки. Специфика психологии как науки в том, что по­знавательная ситуация в ней — субъект-субъектная, то есть и исследователь, и испытуемый в психоло­гическом исследовании или психолог и клиент в практике неотъемлемы от ситуации. Первым в истории психологии как самостоятельной науки общепсихологическим под­ходом стал ассоцианизм, где главным методом исследования была аналитическая интро­спекция. Постепенно в психологии была осознана и необходимость учета личности исследователя или создателя теории. Таким образом, основными методами исследования в методологии науки являются исторический анализ развития науки, логический анализ имеющегося научного знания и методологический эксперимент.

 

2. Методологические принципы в психологии и современные представления о психологической причинности.
Принцип системности в психологии – (греч, systema – составленное из частей) методологический подход к анализу психических явлений, рассматривающий соответствующее явление как систему, не сводимую к сумме своих элементов и обладающую структурой, свойства элементов которой определяются их местом в ней.
В качестве наиболее общих положений системного подхода выделяются:

  • Системность деятельности, имеющей различные уровни своей организации, в которой компонентам внутренней психологической структуры соответствуют определенные динамические составляющие внешней, предметно-практической деятельности. При этом развитие, динамика деятельности заключается в подвижности отдельных ее составляющих, изменении их иерархической взаимозависимости, в превращение одних элементов в другие;
  • Признание единства сознания и деятельности, что означает:
    • Взаимообусловленность развития сознания в деятельности;
    • Регулирующее воздействие сознания на ход, способы осуществления и результаты деятельности;
  • Признание за психической деятельностью социальной природы, а в качестве исходной формы любой деятельности – совместную и практическую. При этом основным механизмом развития психики, усвоения общественно-исторического опыта является интериоризация, в ходе которой происходит переход внешней деятельности во внутреннюю.

Принцип активности – принцип психологии, предполагающий, что личность является активным субъектом преобразования мира.
Человек, как субъект деятельности, может по-разному к ней относиться – он может быть ее простым исполнителем, а может быть ее зачинателем, инициатором, активным участником. Обычно различают активность ситуативную, произвольную, надситуативную (превышающую требования ситуации), поисковую. Она может быть устойчивой, эпизодической, кратковременной и т.д.
Применительно к психологии понятие активности используется двояко с выделение специфического и неспецифического значения. Неспецифическое (по отношению к собственному психологическому уровню анализа), более широкое толкование этого понятия связано с обозначением любого проявления психики как активности и имеет своим основанием поиск и осмысление тех характеристик психического, которые выходят за пределы адаптивной, приспособительной деятельности индивида.
Специфическое значение понятие активности в психологии связано с характеристикой особого качества психических явлений. В этом своем значении активность не является абсолютной и исходной характеристикой психического, а приобретает свой реальный смысл лишь в сопоставлении со своей противоположностью – пассивностью.
В соответствии с этими двумя значениями понятие активности в системе современного психологического знания имеет не только общепсихологический статус, но и выступает в качестве принципа исследования. Методологическое значение понятия активности применительно к психологическим исследованиям раскрывается, прежде всего, в принципе активности субъекта деятельности. В этом принципе учитывается не просто наличие у индивида определенного отношения (мотивации) к задачам, которые перед ним встают, но и такого отношения, которое исходно требует от него осмысления, преобразования действительности, поиска собственных решений в соответствии с конкретными условиями и обстоятельствами жизнедеятельности, личной инициативы, «выхода» за пределы заданного, постановки и решения новых творческих задач.
Принцип детерминизма – принцип, предполагающий причинную обусловленность психических явлений. Детерминизм (от лат. determinare – определять) – закономерная и необходимая зависимость психических явлений от порождающих факторов.
Согласно принципу детерминизма, все существующее возникает, видоизменяется и прекращает существование закономерно. Детерминизму противостоит теологическое учение (от греч. теос – Бог), индетерминизм. Детерминация, или причинность - генетическая связь явлений, порождение предшествующим (причиной) последующего (следствия) поэтому принцип детерминизма имеет прямое отношение к принципу взаимодействия в отличие от иных типов закономерностей, связывающих явления, например, корреляций (этот тип отношений проявляется в совместной, согласованной вариации переменных и не отражает ни источник, ни направленность влияний, определяющих связь между ними).
Принцип развития (психики) – принцип, предлагающий рассматривать развитие как взаимосвязь изменений психических явлений и порождающих их причин. То есть психическая деятельность не может быть правильно понята и адекватно объяснена, если ее рассматривают статично, вне движения, изменения и развития.
Это развитие может рассматриваться в двух планах: в плане исторического развития человека вообще и в плане развития отдельной личности в процессе ее жизни.
Взаимосвязь и развитие – два неразрывных аспекта взаимного влияния объектов, неизбежного в силу пространственно – временной структуры мира. Свойства целостности, структурное разнообразие, эффекты развития, формирование нового получают объяснение на основе этого фундаментального принципа. Неразделимость взаимосвязи и развития проявляется в том, что взаимосвязь реализуется в развитии, а развитие – это «способ существования… систем, связанных с образованием качественно новых структур за счет развивающего эффекта» (Я.А. Пономарев). Структуры, с этой точки зрения, представляют собой фиксированные этапы развития систем.

 

3. Современные методологические проблемы психологии (объективный метод, единицы анализа, биологическое и социальное).
В различных областях психологии методологические трудности прояв­ляются в разной степени. Особенно явно они просматриваются в тех об­ластях психологии, которые занима­ются проблемами личности и созна­ния.
Оживление нематериалистических тенденций в психологии личности наиболее очевидно в ее прикладных областях: психотерапии и психокоррекции. Происходящее в настоящее время широкое распространение раз­личных видов психологической помо­щи населению (в виде разных спосо­бов психологического воздействия на личность пациента) явно опережает теоретическое осмысление проблемы. Фрейдизм в своей классической фор­ме — как теоретическая основа пси­хологии личности в области психо­анализа — теперь уже не признается большинством западных психологов. Более того, по мнению многих запад­ных специалистов, даже как приклад­ная дисциплина психоанализ З. Фрей­да уже исчерпал себя.
Как известно, Л.С. Выготский скеп­тически относился к попыткам непосредственно «приспособить» к нуж­дам психологии общие философские принципы марксизма. Он иронизиро­вал над попытками написать учебник психологии «с позиций диалектиче­ского материализма», которые пред­принимались в 20—30-е гг. В трудах классиков марксизма Л.С. Выготский искал лишь метод построения пси­хологии, как науки, а не конкретные рецепты решения психологических проблем.
Методологические проблемы психо­логической науки, как известно, активно обсуждались и после Л.С. Вы­готского в трудах многих ведущих психологов (С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия, П.Я. Гальперина, М.Г. Ярошевского, Б.Ф. Ломова, В.П. Зинченко и С.Д. Смирнова, Г.М. Андреевой, А.В. Брушлинского, О.К. Тихомирова, Н.И. Чуприковой и других). В результате сложилась достаточно устойчивая ес­тественнонаучная парадигма, в рамках которой были получены многие дос­тижения отечественной психологиче­ской науки, признанные мировой на­учной общественностью. Продуктив­но развивались намеченные Л.С. Выготским различные направления науч­ной психологии в трудах А.Н. Леонтье­ва (в виде концепции деятельностного подхода к изучению психики), А.Р. Лу­рия (в виде создания новой отрасли психологической науки — нейропси­хологии), П.Я. Гальперина (в виде теории поэтапного формирования ум­ственных действий) и других отечест­венных учёных. Однако процесс соз­дания новой научной («общей») пси­хологии не завершен. Не завершена и работа по формированию методоло­гических принципов психологической науки (общих и частных). Об этом свидетельствует и та ситуация, в ко­торой оказалась современная психология, —ситуация методологиче­ского кризиса. Для обсуждения различных проблем современной пси­хологии и, прежде всего, трудных ме­тодологических вопросов, необходима открытая дискуссия. Она тем бо­лее актуальна, что сейчас в психоло­гии почти официально сложились две явно противоположные точки зре­ния. Помимо традиционной для на­шей отечественной психологии естественнонаучной материалистической позиции, идущей от И.М. Сеченова и других естествоиспытателей и про­долженной плеядой выдающихся советских ученых (Л.С. Выготским, С.Л. Рубинштейном, А.Н. Леонтьевым, А.Р. Лурия, П.Я. Гальпериными другими), достаточно популярными, если не сказать модными, стали раз­личные нематериалистические кон­цепции психики, особенно в психоло­гии личности и сознания.
Стремление к поиску объективных методов психологического исследования, равно как и потеря веры в их существование порождают в психологии беспрецедентные для любой другой науки по своему разнообразию формы редукции психического. При этом расширяющиеся полезные междисциплинарные связи психологической науки приводят к потере предмета собственного исследования. Именно так возникли и ныне сосуществуют многочисленные варианты редукционизма: нейрофизиологический, логико-педагогический, информационно-кибернетический, социокультурный.
Делая вклад в методологическое знание вообще, психология тем более высоко должна оценивать значение методологии для себя самой. Более того, психологи издавна подчеркивают особую ее нужду в помощи со стороны методологии и невозможность выработки ориентиров для построение и развития психологической науки исходя из собственно психологического знания. Сама "возможность психологии как науки есть методологическая проблема прежде всего" — отмечал Л. С. Выготский в работе "Исторический смысл психологического кризиса", специально посвященной обсуждению методологических проблем построения научной психологии. "Ни в одной науке нет стольких трудностей, неразрешимых контроверз, соединения различного в одном, как в психологии. Предмет психологии — самый трудный из всего, что есть в мире, наименее поддающийся изучению; способ ее познания должен быть полон особых ухищрений, чтобы получить то, чего от него ждут". И далее: "Ни одна наука не представляет такого разнообразия и полноты методологических проблем, таких туго затянутых узлов, неразрешимых противоречий, как наша. Поэтому здесь нельзя сделать ни одного шага, не предприняв фрейдизм отношение к прогрессу тысячу предварительных расчетов и предостережений".
За более чем полвека, прошедших с момента написания Л. С. Выготским этой работы, (опубликована в 1982 г.) острота сформулированных им проблем не сгладилась. "Ни в одной из научных областей результаты конкретного исследования не зависят в такой степени прямо и непосредственно от исходных методологических посылок и используемых методических приемов, как в психологии"
Итак, первая причина особой заинтересованности психологии в методологических разработках заключается в сложности и многоплановости самого предмета исследования, его качественном своеобразии.
Вторая причина заключается в том, что психология накопила огромное количество эмпирического материала, который просто невозможно охватить без новых методологических подходов /117, с. 4; 124, с. 36/. Обе эти причины тесно связаны между собой, как и с десятком других, которые можно было бы перечислить, обосновывая особую потребность психологии в методологических ориентирах. Но нам хотелось бы обратить внимание на еще одно и, может быть, важнейшее основание исключительно высоких требований к методологической грамотности любого психологического исследования, тем более, что это требование редко обсуждается на страницах психологической литературы. Речь идет об особой ответственности психолога за публикуемые им результаты и выводы о сущности психического и детерминантах его развития. Говоря о теории личности Л. Сэв замечает, что она имеет "значение для настоящего и будущего людей".
Выводы, основанные на неправомерном обобщении результатов частных исследований, перенос данных, полученных при изучении животных на человека, а при изучении больных — на здоровых людей и т. п. приводят к циркуляции в общественном сознании идей, искаженно отражающих природу человека и ведущих к отрицательным социально-политическим последствиям.
Большая ответственность лежит и на психологах, работающих с людьми и участвующих в диагностике и прогнозировании профессиональной пригодности, уровня развития, в постановке клинического диагноза, в проведении судебно-психологической экспертизы. Работа в этих сферах требует хорошей методологической и методической подготовки.
Следует обратить внимание на широко распространенную и типичную именно для психологии методологическую ошибку, заключающуюся в некритическом заимствовании и использовании подходов и процедур (прежде всего тестов), разработанных применительно к людям совсем другой культуры, иной социально-экономической общности. Такая практика тем более недопустима, что в оригинальных вариантах тестовые методы, например, обладают рядом принципиальных недостатков. То, что тесты используются на Западе для прогноза, хотя и обладают низкой прогностической валидностью отражает лишь их пригодность для решения ряда практических задач в интересах правящих классов данного общества и его антигуманистические в своей основе установки. Этому вполне созвучно высказывание видного американского специалиста в области информатики Дж. Вейценбаума: "Немногие научные концепции внесли такую сильную путаницу в мышление и ученых, и широкой публики, как "коэффициент умственных способностей"... Сама идея того, что интеллект можно измерить с помощью простой линейной шкалы, причинила неописуемый вред нашему обществу вообще и образованию в частности"
Проблема конструирования единиц анализа, адекватных той или иной предметной области исследования, или данному конкретному предмету той или иной науки, решается как на уровне философской методологии, так и на уровне методологии конкретно-научной. Целесообразно начать ее обсуждение с изложения философско-методологических идей Э. Г. Юдина. Юдин в качестве примеров единиц анализа приводит товар, в экономической теории К. Маркса; биологический вид, в теории Ч. Дарвина: биоценоз в экологии. Эти примеры свидетельствуют о том, что "единицы анализа не могут непосредственно заимствоваться в самой реальности в качестве вещественных отграниченных объектов, но каждый раз являются продуктом мысленного конструирования (разумеется, отнюдь не произвольного по отношению к реальности). Единица анализа должна быть конструктивной и операциональной, т. е. такой, чтобы с ней можно было работать — накладывать на эмпирический материал и получать гомогенное описание объекта, позволяющее двигаться и в формальной плоскости (в плоскости оперирования знанием). Единица анализа должна обеспечивать привязку как к эмпирии, так и к наличным средствам анализа.
Единица анализа — это такое минимальное образование, "клеточка", в котором непосредственно представлены существенные связи и существенные для данной задачи параметры объекта. Характеризуя марксово понятие "клеточка", Э. Г. Юдин пишет, что это, очевидно, не "атом" науки прошлого и вместе с тем, не трансцендентное "целое" в его непостижимой сущности, а реальный структурный компонент экономической системы, открытие которого позволяет реализовать новый тип теоретического движения по предмету исследования. Внутри товара, как клеточки капиталистического способа производства, заключены существенные характеристики определенных форм взаимодействия человека с природой и связанных с ними форм общения самих людей. В марксовом исследовании результат достигается за счет все более многостороннего воссоздания структуры объекта на основе метода восхождения от абстрактного к конкретному. При этом методологическая роль "клеточки" определяется тем, что здесь во взаимопереплетении выражены несколько типов существенно разных связей, специфических для структуры социально-экономического организма. Иными словами, "клеточка" содержит не только субстанциональные, но и структурные характеристики изучаемого объекта; именно поэтому к ней неприложимы как таковые определения части или целого. Далее Э. Г. Юдин говорит о том, что Ч. Дарвин взял в качестве исходного "атома" живой природы не организм, как это было до него, а понятие биологического вида. Это понятие выполнило ту же методологическую роль, что и понятие товара в экономической концепции Маркса. Понятие биологического вида — это та же "клеточка", своим внутренним богатством снимающая односторонности представлений о живой природе как о совокупности отдельных организмов или как о надорганизменном целом, направляемом внешними факторами. Э. Г. Юдин большое внимание уделяет таким требованиям к единицам анализа как их структурность, логическая однородность, операциональность. Последнее означает, что с компонентами исследовательской единицы можно работать, они допускают измерение и количественную обработку. Этого можно достичь при условии, что система в единице будет представлена в логически однородном виде. И хотя по своему содержанию компоненты единицы могут быть достаточно разнородны, но они должны быть выражены на едином языке.
Наконец, Э. Г. Юдин подчеркивает сложность выделения единиц анализа в той или иной науке и необходимость систематического применения сконструированной единицы, которое неизбежно заставит что-то уточнить, что-то сформулировать заново, от чего-то отказаться.
Падение интереса к единицам анализа психики, видимо, связано со слишком сильными разочарованиями по поводу таких не оправдавших надежд единиц, как ощущение, реакция, рефлекс и т. д. Возможно, что причиной ослабления интереса к единицам анализа является и недостаточная методологическая культура современной психологии в этой области. Действительно, в психологической литературе нам не удалось найти строгого определения единицы анализа психики. Она характеризуется либо как универсальная (элементарная или структурная) составляющая психики; либо как ее детерминанта (в этом случае, правда, она выступает не столько в роли единицы анализа, сколько в роли объяснительного принципа); либо, наконец, как генетически исходное основание развития всей психики. Соотношение между этими тремя моментами в характеристике единиц анализа в разных направлениях психологии весьма различно. Общим для них является, во-первых, недостаточная рефлексия по поводу единиц анализа психики. Эта недостаточность рефлексии выражается в нечеткости определения гносеологического и онтологического статуса выделяемых единиц и соответственно — в нечеткости определения их функций. Во-вторых, что более важно, психологи не формулировали нормативных требований к единицам анализа с точки зрения их соответствия (и возможности реконструкции на их основе) нередуцируемой психологической реальности (онтологический план) и не формулировали нормативных требований к единицам анализа с точки зрения логики той или иной философской традиции (гносеологический план). Поэтому нередко мотивация и обоснование выделения единиц анализа остаются за пределами исследования.
Проблема соотношения биологического и социального начал в структуре личности человека является одной из наиболее сложных и дискуссионных в современной психологии.
Заметное место занимают теории, которые выделяют в личности две основные подструктуры, сформированные под воздействием двух факторов - биологического и социального. Была выдвинута мысль о том, что вся личность человека распадается на “эндопсихическую” и “экзопсихическую” организацию. “Эндопсихика” как подструктура личности выражает внутреннюю взаимозависимость психических элементов и функций, как бы внутренний механизм человеческой личности, отождествляемый с нервно-психической организацией человека. “Экзопсихика” определяется отношением человека к внешней среде, т.е. ко всей сфере того, что противостоит личности, к чему личность может так или иначе относиться. “Эндопсихика” включает в себя такие черты, как восприимчивость, особенности памяти, мышления и воображения, способность к волевому усилию, импульсивность и т.д., а “экзопсихика” - систему отношений человека и его опыт, т.е. интересы, склонности, идеалы, преобладающие чувства, сформировавшиеся знания и т.д. “Эндопсихика”, имеющая природную основу, обусловлена биологически, в противоположность “экзопсихике”, которая определяется социальным фактором.
Одним из самых дискуссионных вопросов, всегда возникающих в процессе построения психологической реальности, являлся и есть вопрос о соотношении биологического и социального в психологии.
Первоначально вопрос о детерминации развития человека был поставлен в философии. Традиционно выделяют биологические и социальные факторы развития человека как вида (антропогенез) и индивида (онтогенез).
Действительно, с одной стороны, такие процессы, как дыхание, питание, размножение, ставят человека в один ряд с другими представителями царства животных и являются биологическими (природными, врожденными). С другой стороны, речь, промышленность, сложные общественные процессы, абстрактное мышление принципиальным образом отличают нас от всех остальных живых существ. Естественно, ученые давно задумались над вопросом об отнесении человека к какой-либо из существующих категорий. Биолог скажет, что человек - всего лишь один из представителей отряда приматов. Философ возмутится такой постановкой вопроса и потребует, чтобы биолог научил самую умную обезьяну, например, разговаривать. Примерно таким образом на протяжении нескольких последних столетий спорили друг с другом представители двух непримиримых направлений в науке - "биологизаторы" и "социологизаторы".
 У истоков этих двух направлений в науке стояли, соответственно, французский философ Рене Декарт (1596-1650) и его английский коллега и оппонент Джон Локк. (1632-1704). Первый сформулировал положение, в соответствии с которым человек появляется на свет с врожденными идеями, которые являются источником подлинного знания. Второй стремился доказать, что душа ребенка подобна "чистой доске", следовательно, в развитии человека решающую роль играет воспитание
На первый взгляд, может показаться, что обсуждаемая проблема носит чисто умозрительный, теоретический характер. Однако во все времена в жизни любого человека биологические особенности имели огромное значение. Достаточно вспомнить хотя бы жесткий отбор новорожденных в Древней Спарте. Не меньшую роль играли биологические особенности и в истории человечества в целом - подавляющее большинство войн носило национальный, а значит, в немалой степени биологический характер. В основе расовой дискриминации в Америке, ЮАР, Австралии опять же лежали биологические признаки. С развитием цивилизации более важную роль начинают играть социальные признаки. Это может проявляться, например, в жесткой обусловленности жизненного пути ребенка социальным статусом его родителей.
Только в прошлом веке началось интенсивное изучение индивидуальных особенностей человека, что в основном было связано с развитием промышленности и науки. Знания, накопленные в этой области, стали использоваться в общественной практике. Были разработаны системы профессионального отбора, основанные на индивидуальных особенностях. А в США чрезмерное увлечение идеями измерения интеллекта (IQ) привело к тому, что в 1924-1972 гг. по решению Верховного суда 7500 граждан этой страны с низкими показателями IQ были подвергнуты принудительной стерилизации. Таким образом, вопрос о биологических и социальных факторах формирования психики имеет не только научное, но и практическое значение.
Сама постановка проблемы "биологическое-социальное" в науке основывается на очевидном сочетании в каждом человеке большого количества свойств, одни из которых традиционно изучаются биологическими дисциплинами (генетика, физиология, антропология и т. д.), другие же описываются в терминах гуманитарных наук (философия, психология, социология и др.). При этом представители различных областей знания используют для анализа проблемы специфическую терминологию, рассматривают основной объект - человека - в разных аспектах.

 

4. Современные представления о классической, неклассической и постнеклассической науке.
Классическая наука
Картина мира в классической науке характеризуется, прежде всего, детерминистическими представле­ниями о причинно-следственных связях. Как пока­зывают исследования методологов науки, один из источников детерминистической картины мира в классической науке — идея Бога. Например, В. В. Зуев и С. С. Розова (2000) применительно к истории таксо­номии в биологии утверждают, что «естественная нау­ка на первых этапах своего развития в вопросе о спо­собе бытия таксона исходила из божественного про­исхождения окружающего мира, в соответствии, с чем объекты науки рассматривались как предзаданные научному познанию актом божественного творения. В XVIIXVIIIстолетиях это мировоззрение оформи­лось как натуралистический подход, в рамках кото­рого на первое место выдвинулся естественный, а не божественный источник жизни природы, а пред­метом исследования, согласно представлениям уче­ных-натуралистов, выступила природа, изначально состоящая из объектов»
Идеалы научного познания, характерные для классической науки, были заложены в философии Декарта, развиты в позитивизме и сформулированы в окончательном виде в неопозитивизме, в частности, в виде критерия верифицируемости. Эталоном научно­сти в классическом естествознании, как известно, стала ньютоновская механика. Для классической психоло­гии идеалом научности поначалу стала физиология (ср.: «физиологическая психология» В. Вундта). Классиче­ские идеалы научности широко распространились и в только зарождавшейся в то время дифференциальной психологии прежде всего, благодаря Ф. Гальтону.
Позднее этот идеал утвердился и в других областях науки, например в психодиагностике интеллекта. Так, в классической тестологии, сформировавшейся за рубе­жом к концу 30-х гг., естественнонаучный идеал поис­тине торжествовал: имели место статистический подход к тестовым нормам, огромные выборки стан­дартизации, строгий контроль условий тестирования в сочетании с допущением о врожденности интеллек­та и его неизменности на протяжении жизни. Этот идеал научности, наряду с исходными допущениями, был пересмотрен в психодиагностике только к концу 60-х гг. В некоторых отраслях психологии представ­ления о научности стали меняться на неклассические еще раньше. Одной из заслуг Л. С. Выготского явля­ется то, что в отечественной психологии именно он начал работу по замене идеалов научного познания. Философской основой всей классической нау­ки, как уже было отмечено, стал дуализм Декарта.
Неклассическая наука
В неклассической картине мира пространственная среда неоднородна по своим свойствам. Законы имеют относительный характер и могут рассматриваться лишь как частный случай по отношению к более общей системе законов (яркий пример — соотношение классической, или ньютоновской, и квантовой механик как частное — общее). Наконец, для неклассической научной картины мира характерны холистические представления об объектах научного исследования, т. е. представления о том, что целое не равно простой арифметической сумме его частей. Широко распространившиеся в науке 50—70-х гг. идеи общей теории систем и кибернетики изменили научную картину неклассической психологии.
Неклассическая наука имеет иной идеал научности. Научным признается результат, не имеющий опоры на непосредственные данные органов чувств. В. С. Степин не без иронии отмечает, что ученый Нового времени вряд ли удовлетворился бы ссылками на показания приборов. В неклассической науке признаются также научными результаты, вообще не имеющие прямой эмпирической основы, в том числе и результаты мысленных экспериментов. Как уже было сказано, для неклассической науки характерно, что теоретическая модель изучаемой реальности конструируется априори, а затем ученые находят ей эмпирическое подтверждение.
Эти особенности характерны для неклассического идеала научности в психологии. Как было отмечено, неклассическая психология включает в познавательную ситуацию и исследователя, и испытуемого. Неклассическая психология признает дополнительность различных видов описания психических явлений, например структурных и функциональных. Неклассическая психология признает научными выводы, полученные при наблюдении единичного случая. Модели, созданные априори, также характерны для неклассической психологии — вспомним трехмерную модель интеллекта Дж. Гилфорда (1954). Неклассический идеал научности формировался в рамках различных психологических школ; и снова необходимо назвать имена Л. С. Выготского, Ж. Пиаже, К. Левина.
Постнеклассическая наука
Постнеклассическая наука отличается от неклассической менее существенно, чем неклассическая от классической. Тем не менее можно отметить различия по всем трем основаниям. Прежде всего, в постнеклассической науке произошел полный отказ от традиционных детерминистических представлений о мироустройстве, что особенно заметно по общенаучно - методологическим концепциям последней четверти XX в. Изменились представления о соотношении между хаотичностью и законосообразностью (яркий пример — концепция И. Пригожина). Как уже было отмечено, эти представления начинают входить и в научную картину современной психологии.
Довольно заметно изменились представления о научности. Тенденции, отмеченные П. Фейерабендом еще в 60-х гг., стали широко распространёнными. Принцип «допустимо все» реализуется в построении теоретического знания, когда современные представления физики сопоставляются с идеями миропорядка, сформулированными в древней философии, и подчеркивается преемственность идей. Работа Ф. Капры «Дао физики» (1994) в этом смысле не уникальна, но она — очень характерное явление именно постнеклассической науки. В другой, не менее известной своей работе «Уроки мудрости: Встречи с интересными людьми» (1996), где собеседниками автора становятся физики В. Гейзенберг и Дж. Чу, психолог С. Гроф и лидер «антипсихиатрии» Р. Лэйнг, экономист X. Хендерсон и специалист по новой медицине К. Саймонтон, Ф. Капра делает вывод о таких чертах новой парадигмы (в принятых нами терминах — постнеклассической науки), как целостность, системность, новое обоснование своего предмета, новое понимание научного закона, предмета и объекта науки. В. В. Майков рассматривает трансперсональную психологию как характерное для современной (постнеклассической) науки явление. В ней сформулирован трансперсональный взгляд на предшествующие подходы в психологии и показано, что между ними «нет непреодолимой пропасти: они, по сути, являются ступенями магистрального развития психологии» (Майков, 1997.С. 37). В постнеклассической науке преодолено негативистическое отношение к научным достижениям прошлого. Практическая психология ассимилирует достижения духовных практик, созданных в разное время и в разных точках земного шара. Эта тенденция в развитии практической психологии начинается с К. Г. Юнга и Р. Ассаджиоли, который впервые построил свою психотерапию, используя практику восточной медитации.
Философские основания в постнеклассической науке претерпели изменения. В их число все чаще включают философские идеи, высказанные мыслителями прошлого. Для отечественной постнеклассической науки характерно то, что ученые активно осваивают философские идеи, высказанные писателями, поэтами, художниками, т. е. людьми, которые не были профессиональными философами. По мнению П. С. Гуревича (1999), для российской философии как ни для какой другой характерно, что философско-антропологические идеи формулировали поэты и писатели, причем в виде метафор и художественных образов. В. П. Зинченко (1994а) предложил термин «поэтическая антропология», чтобы обозначить им философские идеи о сущности человека, о его развитии и др., созданные поэтами. В. П. Зинченко проделал огромную по объему, тщательную работу по изучению поэтической антропологии О. Мандельштама и многих других русских поэтов.
Таким образом, можно убедиться, что психология как наука развивается в соответствии с теми же закономерностями, что и современная наука в целом.

 

5. Возникновение и развитие представлений о психофизическом дуализме. Современные представления о психофизической проблеме.
В классическом виде психофизическая проблема была сформулирована французским мыслителем XVII века Рене Декартом. Декарт считал, что мир состоит из двух родов субстанций: материальной и духовной. При этом основным атрибутом материи является протяженность, а основным атрибутом духа — Мышление. С этой точки зрения, человек представляет из себя сочетание протяженного тела и мыслящего духа. Такая позиция стала известна как психофизический дуализм. Психофизическая проблема в постановке Декарта формулируется так:
Как в человеке соотносится его тело и дух, каким образом они коррелируют друг с другом?
В современной философии психофизическая проблема определяется как вопрос о соотношении ментальных состояний (наших мыслей, желаний, чувств и т. п.) и физических состояний мозга.
Существует 2 основных направления решения психофизической проблемы — это дуализм и монизм. Первый, как мы видели на примере Декарта, исходит из предположения о том, что сознание обладает особой природой, принципиально несводимой к физической материальной реальности. Существует несколько вариантов дуализма.
Монизм исторически имеет три разновидности:

  • Идеалистическую
  • Материалистическую,
  • А также «нейтральную».

В современной философии идеалистическая разновидность монизма, утверждающая, что материальная действительность порождается активностью некоторых идеальных форм (человеческого сознания или Бога), представлена слабо. В основном она разделяется некоторыми представителями так называемой религиозной философии.
В современной философии идеалистическая разновидность монизма, утверждающая, что материальная действительность порождается активностью некоторых идеальных форм (человеческого сознания или Бога), представлена слабо. В основном она разделяется некоторыми представителями так называемой религиозной философии.
Нейтральный монизм также распространен мало, его представители считают, что в основании и материи, и сознания лежит некоторая третья нейтральная реальность.
Материалистическая версия монизма, в свою очередь, утверждает, что сознание является элементом материальной действительности. Другими словами, существует только мозг, а сознание является его порождением. В современной философии существует несколько вариантов материалистического монизма.
Основной аргумент в пользу дуализма просто апеллирует к здравому смыслу большинства людей. Если спросить, что такое сознание, то многие скажут, что это нечто тождественное их «Я», или душе, или иной подобной сущности, но при этом наверняка откажутся от идеи, согласно которой сознание — это просто мозг или его часть. Некоторые современные философы сравнивают подобные интуиции здравого смысла с убеждением в том, что Земля имеет плоскую форму. Интуитивно это представляется очевидным, но наука давно доказала ошибочность такой точки зрения.
Более современный аргумент в поддержку дуализма состоит в том, что ментальное и физическое имеют весьма различные и, возможно, несовместимые свойства. Ментальные события имеют определенное субъективное качество, в то время как физические события подобного качества не имеют. Мы можем чувствовать определенную боль, видеть определенный знакомый оттенок синего и т. п. Тезис дуалистов состоит в том, что подобные вещи не могут быть редуцированы к чему-то физическому.
В современной аналитической философии выделяются два основных вида дуализма. Классический субстанциональный дуализм вслед за Декартом утверждает, что сознание и материя существуют полностью независимо друг от друга. Более молодая теория, дуализм свойств, считает, что хотя существует лишь одна субстанция или одна реальность (материальная), сознание, тем не менее, связано с набором нередуцируемых к материальной реальности свойств, которые эмерджентно порождаются на основе материальных систем (мозга).
Интеракционизм
Интеракционистский дуализм или просто интеракционизм — это разновидность дуализма, которая восходит к концепции Декарта. В XX веке эту теорию защищали Карл Поппер и Джон Экклз. Интеракционизм предполагает, что ментальные состояния, такие как мысли и желания, каузально взаимодействуют с физическими состояниями.
Классический аргумент Декарта в поддержку интеракционизма можно сформулировать следующим образом: мы имеем ясную и отчетливую идею сознания как мыслящей вещи, которая не протяжена в пространстве, и мы также имеем ясную и отчетливую идею протяженного тела. Поэтому сознание и тело не могут быть идентичными, поскольку они имеют радикально различные свойства. В то же время, очевидно, что наши ментальные состояния (мысли, желания и т. п.) каузально влияют на наши тела и наоборот. Когда ребенок дотрагивается до горячего чайника (физическое событие), что причиняет ему боль (ментальное событие), он учится быть осторожным с подобными вещами (ещё одно ментальное событие) и так далее.
Главной предпосылкой аргументов Декарта является то, что «ясные и отчетливые идеи» в нашем сознании с необходимостью являются истинными. Более того, наш разум полностью доступен нам (мы имеем так называемый привилегированный доступ к собственному сознанию). Однако большинство современных философов не считают подобные взгляды самоочевидными, особенно после работ Фрейда (который показал, что внешний наблюдатель-психолог может понять бессознательную мотивацию человека лучше, чем он сам), П. Дюэма (философ науки может понимать методы научного открытия лучше, чем сам ученый), Малиновского (антрополог может знать привычки и навыки человека лучше, чем он сам), а также специалистов по теории восприятия. Все они показали, что идея привилегированного и идеального доступа к нашему собственному сознанию является достаточно спорной.
Другие классические виды дуализма
Существует несколько других форм дуализма, которые возникли как дальнейшее развитие идей Декарта.

  • Теория психофизического параллелизма, согласно которой сознание и тело, имеющие различные онтологические статусы, не оказывают каузального влияния друг на друга, но развиваются параллельно, причем их взаимодействие лишь представляется нам. Эту теорию отстаивал Лейбниц. Он утверждал, что между ментальным и физическим существует гармония, поддерживаемая Богом (см. Предустановленная гармония).
  • Окказионализм, представленный французским последователем Декарта Мальбраншем, который предполагал, что отношения между физическими событиями или между физическими и ментальными событиями на самом деле не являются каузальными. С точки зрения Мальбранша, причины в каждом конкретном случае связаны со своими следствиями при помощи непосредственного божественного вмешательства.

Дуализм свойств
Дуализм свойств предполагает, что когда материя организована определенным способом (то есть так, как организовано человеческое тело), в ней возникают ментальные свойства. Дуализм свойств, таким образом, является ветвью эмерджентного материализма. Эмерджентные свойства имеют независимый онтологический статус и не могут быть редуцированы или объяснены в терминах той физической основы, из которой они возникают. В современной философии подобную теорию развивает Дэвид Чалмерс.
Современные представления о психофизической проблеме.
В последнее время активизируются такие направления исследований, связанные с ПФП, как синергетические подходы к проблеме сознания (см.: Синергетика и психология. Вып.3. Когнитивные процессы. М., 2004) и подходы к объяснению феноменов сознания с позиций квантовой механики (см.: Пенроуз Р., Шимони А., Картрайт Н., Хокинг С. Большое, малое и человеческий разум. М., 2004; Consciousness. New Philosophical Perspectives.Oxford, 2003, Part Four). Особая роль принадлежит разработке ПФП в решении важнейших теоретических вопросов новых направлений в области робототехники и искусственного интеллекта (возможность воспроизведения сознания на иной субстратной основе нежели биологическая; перспективы различных симбиозов искусственного интеллекта с естественным; новые физические средства кодирования и переработки информации, новые самоорганизующиеся системы и новые типы СР; и др.).

 

6. Охарактеризуйте естественнонаучную и гуманистическую традиции исследования в психологии.
В последние годы в психологической литературе настойчиво утверждается мысль о том, что современная психология пребывает в состоянии когнитивного кризиса, то есть кризиса того, как следует изучать и объяснять психическую реальность.
Основными симптомами кризиса являются:

  • Отсутствие единой науки;
  • Дефицит устойчивого знания;
  • Обилие альтернативных моделей понимания и изучения психического;
  • Углубляющийся раскол между исследовательской и практической психологией;
  • Конкуренция со стороны паранауки, возникновение альтернативных систем познания.

Основной причиной кризиса, по мнению большинства психологов, является использование в изучении психического естественнонаучного подхода, в основе которого лежит рациональное познание действительности. Между тем такой подход не всегда является адекватным в тех отраслях знания, где приходится иметь дело с единичными явлениями, с индивидуальностью, субъективностью, то есть в тех науках, где объектом изучения является человек и, в частности, в психологии.
Например, по словам Л.С. Выготского доминирующий в психологии с начала ее зарождения естественнонаучный подход, при всех его несомненных достоинствах, показал несостоятельность в вопросах исследования «вершинных» феноменов психологического бытия, таких как ценности, смысл, переживания и др.
Ученые до сих пор не пришли к единому мнению о том, какая парадигма необходима для изучения психических явлений. В связи с этим в настоящее время сформировалось три различных взгляда на состояние современной психологии:

  1. Психология допарадигмальная область знания, то есть своя парадигма в ней еще не сложилась;
  2. Психология мультипарадигмальная наука, то есть в этой дисциплине существует несколько парадигм;
  3. Психология внепарадигмальная область и концепция Куна вообще неприменима в психологии.

Несмотря на разность взглядов относительно парадигмы в психологии, большинство современных психологов считают, что существуют две парадигмы:

  • Естественнонаучная
  • Гуманитарная

Большинство авторов так же считают, что эти парадигмы не исключают друг друга, так как каждая из них обладает специфическими способами взаимодействия с психическими феноменами, и проблема заключается лишь в ограничении сферы их применения. В методологическом плане это различение имеет принципиальное значение, поскольку каждый из подходов представляет собой специфическое понимание идеалов и норм исследования, исходит из определенных мировоззренческих установок, способов получения, истолкования и использования знаний.
Естественнонаучная и гуманитарная парадигма в психологии
Всю историю развития психологии можно охарактеризовать как взаимоотношения двух противоположных подходов — естественнонаучного и гуманитарного, причем в последние десятилетия наблюдается постепенное вытеснение первого вторым. Изначально Аристотель утверждал, что изучение души есть дело естествоиспытателя. Современное положение дел можно охарактеризовать как кризис попыток построения психологии по образцу естественной науки. Наличие отдельных разделов психологии, которые невозможно отнести к естественнонаучной линии (психоанализ, гуманистическая психология) лишь усугубляет кризисное состояние.
Но в отечественной психологии в настоящее время, по мнению В.И. Слободчикова и Е.И. Исаева преобладающей все еще является ориентация на естествознание, на объективность, на измерение и эксперимент как на идеал научности. Советская психология развивалась как академическая, сциентистская дисциплина. В последние годы в рамках психологической практики начала оформляться гуманистическая психология. Осознана необходимость создания особой психотехнической теории, т.е. теории, обосновывающей человековедческую, психологическую практику. По сути, это означает создание гуманитарной психологии как альтернативы естественнонаучной академической психологии.
В.Н. Сурков отмечает, что попытки психологов соответствовать естественнонаучным стандартам в области взаимодействия теории и эксперимента привели к «позитивистскому перенапряжению» психологии. Защитной реакцией психологов на давление «позитивистских ритуалов» является широкое распространение «теневой методологии» (традиции формулировать гипотезы уже после проведения исследования, выводить их из полученных данных, а не из теорий, отбирать лишь «удобные» эмпирические данные и т.п.)
Основными причинами, препятствующими оформлению психологии в качестве естественной науки, выступают:

  • Духовный характер происхождения человека, не позволяющий рассматривать его как объект первой природы или механизм;
  • Рефлексивность и активность человека;
  • невозможность лишь управления человеком - в отношении человека органичны понимающая позиция, любовь, помощь, поддержка.

Данные причины аналогичны специфическим характеристикам гуманитарного познания, т.к. человек выступает как духовная ценность, а не только как «объект исследования». Основной целью психологии является понимание другого человека, объяснение определенного духовного или культурного феномена, придание смысла. Рефлексивный характер психологического знания проявляется во взаимовлиянии субъекта и объекта познания; направленность психологии предполагает не просто понимание, а активный диалог исследователя и исследуемого объекта.
Таким образом, применение требований естественнонаучного стандарта в психологии является ограниченным. По мнению многочисленных авторов, даже психологический эксперимент, не говоря уже обо всем комплексе психологического знания, должен строиться по гуманитарным канонам.
Значительная часть дискуссий о статусе научности психологии связана не столько с обсуждением вопроса о том, является ли психология наукой, сколько с вопросом о том, на какой эталон (естественнонаучный или гуманитарный) ей следует ориентироваться (и каким критериям научности соответствовать).
Зарубежные психологи более склонны воспринимать психологию в рамках гуманитарной психологии, отечественные же психологи до сих пор придают меньшее значение гуманитарному знанию в психологии по сравнению с естественнонаучным. Но тенденцией последних лет является все же гуманизация знания психической реальности. Как справедливо отмечают многие авторы, в основе получения психологического знания должна лежать гуманитарная парадигма, но для доказательства неоспоримых фактов служит естественнонаучная, т.е. обе парадигмы в исследований психической реальности необходимы.
Но, по мнению большинства психологов, с точки зрения перспектив исследовательской деятельности именно в рамках гуманитаризации познания определяются по-настоящему сложные задачи, являющиеся достойным вызовом для научного сообщества.

 

7. Каковы симптомы кризиса в современной психологии? (Сравните различные взгляды).
Кризис в современной психологии является следствием разрыва теории и практики, возникновения противоречий в принципах разных направлений в психологии.
В качестве причины такого кризиса JI.C. Выготский называет отсутствие общепризнанной системы науки. Каждое изложение психологии у виднейших авторов построено по совершенно иной системе. Все основные понятия и категории толкуются по-разному. Кризис касается самых основ науки. Кризис разрушителен, но благотворен: в нем скрывается рост науки, обогащение ее, сила, а не бессилие или банкротство. Серьезность кризиса вызвана промежуточностью ее территории между социологией и биологией.
Симптомы кризисного состояния, по Юревичу, таковы:

  • Отсутствие единой теории;
  • Разобщенность на психологические "империи", такие как ког- нитивизм, психоанализ, бихевиоризм и т. п., каждая из которых живет по своим собственным законам;
  • Отсутствие универсальных критериев добывания, верификации и адекватности знания;
  • Некумулятивность знания; объявление каждым новым психологическим направлением всей предшествующей ему психологии набором заблуждений и артефактов;
  • Раскол между исследовательской и практической психологией;
  • Расщепленность целостной личности на ведущие какое-то странное самостоятельное существование память, мышление, восприятие, внимание и другие психические функции;
  • Существование всевозможных "параллелизмов": психофизического, психофизиологического, психосоциатьного, которые психология осознает, как неразрешимые по Т. Куну "головоломки";
  • Противоречие между накопленным огромным фактическим материалом и неразработанностью теории и методологии (А.Н. Леонтьев);
  • Раскол между "естественнонаучной" и "понимающей" ("объяснительной" и "описательной") психологией (Л.С. Выготский).
  • Связь кризиса и практической психологии отражены в следующих положениях.
  • Кризис теории психологии, наличие разнообразных направлений и школ приводят к большим затруднениям в практических исследованиях и приложениях психологии. Одни и те же экспериментальные факты в интерпретации различных теорий имеют противоположные трактовки. И это не способствует прогрессу науки;
  • Отсутствует единая теоретическая основа для деятельности практических психологов, когда она, безусловно, необходима (см. Выготский Л.С. Исторический смысл психологического кризиса);
  • Как результат — ориентировка зарубежных психологических школ (бихевиоризм, психоанализ, гештальтпсихология, когнитивная психология и т. п.) на какую-то одну из сторон психологической реальности (поведение, гештальт, знания и т. п.);
  • "человек как единая психологическая реальность оказывается множеством односторонних интерпретации и пониманий"1.

 

8. Состав и структура психологического знания.
Психологическое знание - знание человека о себе как носителе особых психических свойств и характеристик, субъекте психической деятельности. Развитие психологического знания осуществляется объективно, с непреложной необходимостью в силу его реальной функции в жизнедеятельности человека, в его эволюционном становлении. Развитие психологического знания как результата творческой познавательной деятельности человека в его целостности и в его реальной диалектике на разных этапах культурной эволюции человечества составляет объект истории психологии. Первый подход в основу изучения кладет результат психологического познания, его внутреннее содержание - собственно психологическое знание (его строение, структуру, логико-содержательные аспекты, внутрилогические механизмы развития знания), рассматривая его как самодостаточное и существующее относительно самостоятельно, вне связи с другими сторонами познавательного процесса (социально-культурными и личностными опосредованиями). Такой подход, акцентирующий внимание в основном на внутренней, логической стороне познания и отвечающий на вопрос "каково содержание знания", может быть назван логико-научным, или интернальным, подходом в истории науки. В науковедении, по сути, данная стратегия исследования представлена работами Т. Куна, К. Поппера и их последователей, обосновавших логические концепции роста научного знания как процесса исторического, но обусловленного в своем развитии внутринаучными факторами (дифференциация и интеграция психологического знания, научные традиции и школы, разработка новых методов исследования и т.д.), а потому и объяснимого на основе внутринаучных закономерностей. Так, И. Лакатос, отмечает, что наука является автономной системой, что "внутренняя история" науки первична, а "внешняя история" - вторична и не имеет "существенного значения" для ее понимания (Лакатос И., 1978. С. 203). Под внешней историей имеются в виду все другие формы деятельности человека, не влияющие, по мнению Лакатоса, на существенные характеристики науки, а лишь создающие тот или иной фон для ее развития. Отсюда им делается вывод, что наука как уникальное явление культуры изучается прежде всего с точки зрения ее внутренней истории: "...в построении внутренней истории историк науки в высшей степени разборчив: он будет пренебрегать всем, что является иррациональным в свете его теории рациональности.
Состав психологического знания делится на содержание (информация отраженная в знаниях) и форму (языковые формы, знаковые системы). В содержании выделяют 4 вида знаний: предметное, логическое, категориальное и гносеологическое.

  • Предметное содержание знаний – это сведения о тех объектах, которые представлены в знании (социум, живая/неживая природа, духовный мир человека (психика) – 4 основных макрообъекта знаний (эмпирические реалии, с которыми взаимодействует человек). Человек и человечество взаимодействуют с миром, в котором живут, и для этого необходимо знать, как устроен этот мир. Прежде, чем работать с объектом, надо его знать – этим и занимается наука. Человек несет в себе живую природу, неживую природу, психику и социум.
  • Логическое содержание знаний – в любом знании объектов есть определенные понятия: классификация, набор утверждений (законы), гипотезы, предположения, и принципы, умозаключения, выводов и доказательства.
  • Категориальное содержание знаний – категория – это общее понятие. Категории разной меры общности. Кроме того, существуют категории внутри какой-нибудь предметной области. С точки зрения категории любое знание любое знание об объекте есть либо знание о его свойстве либо знание о его связях.
  • Гносеологическое содержание знаний. Теория познания – гносеология, которая устанавливает ход познаний от явлений к сущности. В гносеологии выделяют знания об объектах на уровне явлений, следом за ними возникает вопрос об их причинах- вторая задача любой науки. Эмпирическое (на уровне явлений) и теоретическое (о причинах) – два вида категориального знания в любой науке. – Эмпирическое – опытное, феноменологическое знание, теоретическое – причинное, объяснительное знание. Теоретическое знание добываются с помощью мышления – эмпирическое с помощью восприятия. Теоретическое знание – знание о ненаблюдаемых гипотетических объектах.

Важное место в структуре психологических знаний занимает история психологии, в центре внимания которой находятся процессы развития представлений о природе и сущности психики от древнейших времен до наших дней.


Источник: http://www.dgr.ru/psychology/otvety/36



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Cached Сценарий юбилей у близняшек

Фрейдизм отношение к прогрессу Фрейдизм отношение к прогрессу Фрейдизм отношение к прогрессу Фрейдизм отношение к прогрессу Фрейдизм отношение к прогрессу Фрейдизм отношение к прогрессу Фрейдизм отношение к прогрессу Фрейдизм отношение к прогрессу

Похожие новости